Сила и действие молитвы

Сила и действие молитвы

Московския епархиальныя ведомости,
Год V-й, № 15, 8 апреля 1873 года.
Издание Общества любителей духовнаго просвещения

(Письмо в редакцию)

Говорят и пишут, что время чудес минова­ло, и мнение это по маловерию и легкомыслию раз­делялось, может быть, и мною, – и казалось, что зачем же теперь, в ХIХ столетии, чудеса, когда церковь Христова торжественно и незыблемо прославляет своего Спасителя Бога? Но не нам опре­делять пути Непостижимаго! Вот один недавно бывший случай, подтверждающий, что Господь и ны­не не оставляет нас благодатною помощию, не смотря на скудость нашей веры, слабость надеж­ды и шаткость любви к Нему.

При появлении и развитии в Москве эпидеми­ческой оспы я чувствовал какой-то особенный страх к этой болезни и постоянно высказывал, что лучше пусть обрушатся на меня всевозможные недуги, но только не эта зараза, и потому всемер­но остерегался бывать даже в тех домах, где были оспенные больные. Не боязнь смерти поддер­живала во мне это настроение: я бывал уже сериозно больным, и даже в 1871 году испытал сильнейшую холеру, простудившись во время крестнаго хода на воду в Симоновом монастыре, – ос­па же не безусловно смертельна; а просто нежелание быть больным такою болезнию, что все будут чуждаться как бы зачумленнаго, и будешь лежать оставленный всеми.

Надобно заметить, что около года тому назад я переехал на казенную квартиру, не слишком просторную, а уж особенно неудопоместительную для прислуги, которой у меня по прежнему трое взрослых, весьма преданных и усердных, и в подспорье к ним, а правильнее по сиротству, приведен был ко мне лет пять тому назад сиро­та, сын бывшаго при мне лакея, мальчик, кото­рому в настоящее время одиннадцатый год. В первой половине января текущаго года мальчик этот, гуляя, простудился, начал покашливать; однако несколько дней был на ногах и даже не переставал выходить на воздух; между тем ка­шель постоянно усиливался, особенно ночью, так что наконец я приказал людям не выпускать его на воздух, и, напоив малиной, уложить в постель, чтобы он хорошенько пропотел: и, рас­порядившись таким образом, сам отправился на целый день к знакомым, откуда вернулся уже в одиннадцатом часу вечера. Справившись о больном, я получил в ответ, что он в сильном жару, обильно потеет, и с полудня показалась на нем повсеместно какая-то сыпь. Сознавая впол­не неудобство держать больнаго дома, при тесном помещении прислуги, если это какая нибудь при­липчивая сыпь, я тотчас же для разъяснения бо­лезни послал за ближайшим доктором, который по счастию оказался дома и даже знающим меня, а потому немедленно приехал. Осмотревши больнаго, доктор объявил, что у него оспа, и уже в полном развитии, присовокупив, что в настоящем его положении и в ночное время отправ­лять в больницу все равно, что определить его на верную смерть, и что если я не дорожу его жизнию, то пусть везут, в противном же случае оставив дома при немедленном и надлежащем по­собии и уходе, с уверенностию можно надеяться на его выздоровление; на замечание же мое, что предстоит опасность для окружающих его, док­тор положительно ответил, что опасность эта не предстоит только в будущем, а уже господст­вует и в настоящем, и что все следовательно зависит от степени восприимчивости других, окружающих его, организмов.

Тяжелое, потряса­ющее испытание: бояться оспы издали и вдруг очутиться с ней лицем к лицу! Но человечест­во превозмогло, – сирота представился мне дорогим, обречь верной смерти беззащитнаго я счел преступлением, и потому объявил слугам, чтобы, отложивши всякий страх, они всемерно ухаживали за больным согласно советам доктора, котораго про­сил продолжать пользование больнаго мальчика. Сейчас же приняты были все необходимыя сред­ства по предписанию доктора, и так в хлопотах прошло далеко за полночь, и утомленный всем испытанным, я скоро заснул.

Пробуждение на другой день сопутствовалось ужа­сающею мнительностью и даже укором себе, что из одного рискуют многие. В назначенный час опять приехал доктор, нашел, что болезнь те­чет совершенно правильно, распорядился всем требуемым, а уезжая, посоветовал мне поменьше оставаться дома, а между тем избегать бывать в тех семействах, где дети, а также и не прини­мать посетителей, имеющих детей, – а на замеча­ние мое, что это по не удобоприменимости положитель­но невозможно, что это перевернет все мои дела и весь строй моей жизни, присовокупил, что в таком случае предоставляет это моей совести и доброму сердцу. Ошеломленный таким положением под гнетом самых тяжелых мыслей, я маши­нально надел поданную мне шубу и безцельно вышел на улицу. Мрачность настроения, безвыход­ность случившагося, совершенно поглотили меня, и вдруг удар колокола прямо надо мною как бы пробудил меня: стремительно оглянувшись, вижу, что я возле церкви Св. Косьмы и Дамиана что на Моросейке, и понял, что ударяют ко всенощной. Прохожу мимо, но вдруг приходит мне на па­мять, что главный престол в этой церкви во сла­ву Спасителя, исцелившаго разслабленнаго, – не зайти ли, все равно цели нет перед мной, а вре­мя между тем пройдет. Таким легкомысленным и маловерным я вошел в храм, и так как народ только что собирался еще, то стал на при­глянувшееся мне место – оказалось прямо перед храмовым образом. Стройное пение певчих, за­душевность священнослужителя, и вся благоприят­ная обстановка чрезвычайно отрадно на меня по­действовали, – я с наслаждением простоял всю всенощную, и к концу ея мне представилось, что ведь и я нравственно разслабленный, – прибегну к исцелению, может быть Он меня не отринет. Кончилась служба, вопреки сознанию, что безсовестно обременять посторонняго священника, уже до­статочно утомленнаго довольно продолжительным священнослужением, подхожу и прошу священни­ка отслужить молебен Спасителю, исцелившему разслабленнаго. Священник весьма радушно из­ъявляет готовность и тотчас же начинает мо­лебен. Сначала преобладало во мне смущение, что я как бы ханжа утруждаю всех моею молитвою, а за тем после Евангелия, а особенно после за­душевно прочтенной священником молитвы ко Спа­сителю-Исцелителю, все тяжелое как бы отлетело от меня, я вышел из церкви иным человеком, и уже небезцельно, а прямо вернулся домой совершенно покойный, чуждый всякой мнительности, и без малейшаго уже страха усугубил и собствен­ное внимание к ходу болезни и потребностям си­роты, предложив людям, утомленным бдитель­ностию прошедшей ночи в yxоде за больным, ложиться спать, а сам почти до утра давал боль­ному лекарство, и по кратком сне, встал совершенно спокойный и неутомленный, так что приехавший доктор изумился этой перемене и, незная причины, приписал оную силе характера. На­ходя в себе после означеннаго молебна такую ра­зительную перемену, я решил скрывать ото всех настоящую болезнь мальчика, отзываясь, что у не­го крапивная лихорадка, и не нарушая течения жизни, бывал везде и принимал всех, даже с детьми. И вот болезнь сироты протекла совер­шенно правильно, никто из окружающих не занемог и нигде не выразилось ея заразительно­сти даже на детях, и когда миновал уже и поло­женный шестинедельный срок выдержки больнаго, я вполне сознал, как велико милосердие Божие, и во истинну с отрадным чувством преклонил колена в благодарственном молебствии пред тем же образом Спасителя-Исцелителя разслабленнаго, – и как приятно было по окончании молебна на извинение перед священнослужителем услыхать, что он душевно рад и молитве, и предполагаемо­му им успеху ея. Вот мы живем и не в веке чу­дес, но Всесильный остается неизменным и даже маловерному, обращаемуся к Нему, подает помощь и являет Себя, как милосердаго Отца и Промыслителя. Дивен Бог! Господи, помози моему неверию.

Нельзя не заметить, что после этого, благодаря Бога, я совершенно безстрашно вообще отношусь к означенной болезни: всякая мнительность миновала, уступив господство преданности воле Божией.

Сообщаю об этом в назидание, подобно мне, мнительным, в доказательство, что ничто не совершается с нами без ведения святаго Промысла, и что всеблагий Господь наш приходящих к Нему не оставляет без благодатной помощи, ка­кие бы и когда бы мы ни пришли к Нему, Он слышит нас и благодатно убеждает, что мы поклонники истиннаго, а не неведомаго Бога. 

1873 года, 19 марта. И. Б.




21.05.2020
Назад