Мысли о трансляциях богослужений

Мысли о трансляциях богослужений

Некоторое время назад мы провели опрос о необходимости продолжения трансляций богослужений. По результатам опроса поначалу было принято решение прекратить трансляции, т.к. совсем мало человек высказались за их продолжение. Но очень быстро выявилась наша ошибка: в этом вопросе нельзя принимать решение, основываясь только на количестве заинтересованных людей. Ведь и пандусы на лестницах в наших подъездах большинству жильцов только мешаются. В результате мы продолжили трансляции воскресных и праздничных служб.

Сегодня мы публикуем размышления Ксении Дорофеевой на тему трансляций богослужений. Надеемся, что эта публикация сделает переживание человека, лишенного физического участия в богослужении, более понятным для тех, кто этого не переживал.      

Господи, благослови!

Если бы мне пару лет назад дали анкету про трансляции, я бы не колеблясь отвечала: "не пользуюсь никогда", "при пропуске (ночной) службы или иду на утреннюю, или в другой день, или ищу тексты", "молиться на телевизор невозможно", "мешают комментарии диктора и блуждающая по сторонам камера", "трансляции нужны невоцерковленнным интересующимся", "таких людей не знаю", "если заболею, не воспользуюсь", "мне совершенно не нужны". Точка.

И вот мы оказались взаперти.

Впрочем, огорчительные и мучительные ограничения на присутствие в храме, конечно, раньше начались. Вольница 90-х – давно прошлый век, декретные отпуска все позади, на работе офисный режим с карточной системой, дома старшее поколение становится всё старше... Винтик в хомуточке плавненько затягивается... Сначала воскресная Литургия в другом храме, не в своем, переживаемом как родной дом ("Литургия – во всех храмах одна! разве ты этого не знаешь?" – "Да, знаю, верю, конечно, но..."), потом в будни Литургия не доступна, потом и молебен – пока доедешь после работы, все закончилось уже.

И не одна же я такая, у всех свои варианты.

Но чтобы совсем, совершенно без храма – это уже совсем, совершенно никуда! Это как без воздуха. Кто сколько выдержит. Если бы у меня была молитва! – но у меня нет её. Где-то есть сильные, но это не я.

Господи, как же это?

Погоди, разве не бывало, что храм исполнился причастившимися, а тебе довелось только помолиться? – но и это хлеб. Разве тебе не говорилось прежде, уже давно: когда нельзя пойти в храм, читай службу празднику дома, а там стихиры – и в них нашлась такая красота! Да, только служба-то складывается из разных книг, уставщиков и регентов специально учат, чтобы они во славу Божию для братьев и сестер во Христе эту красоту собрали. А главное, оказалось, что штудировать эту красоту – не есть молитва! На самостоятельное штудирование, суету и хлопоты сочетания частей службы уходит, при некомпетентности, столько сил, что суть молитвы – обращенность к Спасителю – утекает водой между пальцев. Спасительный круг – Последование для домашнего совершения на сайте Патриархии. Как удобно: стой и молись! И красота, и чередование знакомого, привычного и нового – все здесь. Спаси, Господи, составителей и редакцию! Но с прекращением карантина, к огромному сожалению, прекратились и эти публикации.

Трансляции! – Милость Божия и тех, кто трудится её провести. Как дивно они преодолели пространство! Когда бы я доехала до Почаевской Лавры? – Но в гостях хорошо, а дома лучше. Какими они разными оказались в разных храмах – и с технической стороны, и по отношению, братскому или безразличному, которое в них сквозит. Где-то настоятель в проповеди говорит предстоящим: "вас тут сейчас мало, но вы-то и есть настоящие христиане" – низкий поклон тем вычеркнутым болящим и запертым по контакту, которые это слыша, христианами остаются. Такую трансляцию, может, лучше бы и не надо. А где-то тебя венчавший читает вслух записки, узнавая в них списки твоих детей, и то, что ты стоишь и молишься с ним не за спиной в 5 метрах, а в 5, 50 или 500 километрах не имеет принципиального значения. Там, за глазком камеры, те, отрезанные от службы, – они родные. Храни, Господь! Не оставь благодатью и милостью! Тот, кто молится, может заразить молитвой.

А ещё есть техническая сторона.

Уставщики и регенты для того и есть в церкви, чтобы собрать для всех молящихся службу. Чтецы и хор – чтобы к произносимым ими словам присоединились все. Счастливы те приходы, где разборчивое чтение и пение, и где оно четко слышно во всех уголках храма. И хороша та трансляция, которая в наши домы, в домы наших знаемых, да и незнаемых приносит те слова, в которые хочется влиться. Есть трансляции, где звук разрушен, где реверберация и эхо не дают разобрать слова. Такая трансляция утешит видом родного иконостаса, который сам уже ставит тебя перед Всевидящим Богом (как указано перед утренними молитвами), но содержания Праздника, заключённого в Вечерню и в Утреню, не передаст. Но и настроением поделиться – тоже подать хлеб унывающему.

Да, я раньше не пользовалась трансляциями. Наши прапрадеды не звонили священникам по телефону. И не слушали беседы по Радио Свобода. И книгопечатание не ровесник христианства. Плох бывает не технический носитель, а содержание, которое человек им передает. Трансляция передает мне слово о Слове. А принять Тело, когда сподобит Господь, я приду в храм.

Ксения Дорофеева
прихожанка храма свв. Космы и Дамиана на Маросейке




21.11.2020
Назад