О добром интернете, навозе и вентиляторе

Мнения о том, можно ли «смотреть Интернет» в посту, часто диаметрально противоположные: кто-то категорически против и оповещает на своей страничке, что уходит в Интернет-затвор и выйдет не раньше Пасхи; кто-то продолжает себе спокойно просматривать «контент». Как это часто бывает в наших дружелюбных кругах, не обходится без взаимных обвинений – одни другим выдвигают претензии: мол, неправильно постятся, да и постятся ли вообще. Были бы компьютер у апостола Павла, он, наверное, подправил бы свой «месседж» христианам из Рима: «Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его» (Рим.14, 3). Не все мы, христиане, уже без римской прописки, мне кажется, с достойным вниманием читаем как этот стих, так и продолжение, довольно строгое:

«Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его. Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне равно. Всякий поступай по удостоверению своего ума» (Рим. 14, 4).

Андрей Махов

Андрей Махов

У меня в очередной раз случились трудности с удостоверением ума, и я отправился к своему хорошему другу Андрею Махову – парень жил в доме-интернате для инвалидов. Сломал позвоночник на школьном выпускном, потом умер отец, ему пришлось переехать из родной деревни в это грустное пристанище. Андрей не пал духом: преодолел уныние, стал таким христианином, что к нему приезжали не только многочисленные друзья, но и взрослые дяди и тёти – кто «просто поболтать» (кто из молодых сознается, что пришел вообще-то за советом), а кто (это уже взрослые) – ради того света, который всегда чувствовался в общении с Андрюхой. Причем говорить можно было хоть о способах посадки картошки, хоть о житиях святых. Чувствовалась какая-то добрая мощь в этих беседах. Меня в тот день, когда одолели проблемы по удостоверению ума, понятно, беспокоили компьютеры. А Андрей освоил всю эту информатику и подрабатывал разработчиком сайтов, давал советы «чайникам», так что адресат выгрузки своих проблем я выбрал верно.

Захожу в палату – друг лежит за компом. Чуть не написал «сидит», но сидеть Андрей не мог почти – работал лежа. Чай-кофе, пирожное («бери давай, а то сам сожру!»), все дела. Слово за слово, шутка за шуткой, выдал я ему свою беду:

– Андрюха, как ты считаешь, имеет ли смысл пользоваться компьютером в посту? Интернет, понимаешь, «помойка», «паутина», грязь вообще всякая.

Друг так удивился, что даже подскочил, потом скривился от боли. Выдержал паузу, во время которой я осознал, что оторвал его именно от пресловутого «компа». Не очень щадя мои нежные чувства, выдал:

– Угу, грязь. Так свинья-то грязи найдёт (ты садись, садись) – хошь в тырнете, хошь в хлеву, а хошь и в церкви. Да, насчет хлева: помнишь, в одном хлеву, далеко отсюда, несмотря на всю грязь, интересная такая история случилась? Мне вот и кажется, что если бы пастухи, волхвы там грязь искали, так откопали бы, а? А если они искали, понимаешь, чего получше, так они и нашли то, что нужно. И чуть позже, когда Бог Лазаря из другой пещеры доставал, вони там было – ой-ёй-ёй, но евангелист особого внимания на нее не обращает. Ни Иоанн, ни сам Лазарь, а Бог и подавно. Тут важно, как смотришь на всё это дело. Свинья грязи найдет, в общем.

– Что, и без Интернета?

– И без него, родимого. И в церкви при желании. А то ты не знаешь.

Разные темы мы с Андреем брали для разговоров. Сейчас, после его смерти, остались воспоминания, которые становятся даже четче, ярче. Всё лучше я его понимаю.

Действительно, если Интернет, компьютер – всего лишь инструмент, как лопата, предположим, то уж только от меня зависит, как им пользоваться. Могу при помощи лопаты навозом землю удобрять, а могу той же лопатой тот же навоз на вентилятор набрасывать – тут уж от моей широкой фантазии всё зависит. Могу молиться за обидчика, а могу, и не без успеха, всякую гадость за ним подмечать, оповещать о ней широкую общественность: мол, смотрите, какого гада нашел.


Если брать пользу, и немалую, то именно через Интернет многие из нас узнали, например, о самоотверженных людях из уже любимого многими «Добродомика» – сначала только питерской, а сейчас уже всероссийской инициативе помощи старикам, у которых часто не хватает денег на еду. Кстати, из последних новостей: помимо хороших и бесплатных обедов, «Добродомик» в Питере защитил ветерана Великой Отечественной от грабительских тарифов на телефонные звонки; делает ремонт в квартире 98-летней бабушки-ветерана, пока та в больнице (бабушку избила пьяная сиделка); проводит творческие встречи пожилых людей и детдомовцев, где бабушки и дедушки устраивают настоящие мастер-классы по разного рода ремеслам для беспомощной молодежи (вязание, шитье, кулинарное дело и т.п.). Разве плох Интернет в этом случае? Не думаю.

Благодаря тому же Интернету узнаем, что в Ухте живет шахтер Игорь Филиппов (заглавное фото статьи), который после работы собирает компьютеры для школьников из бедных семей: собирает и отдает, чтобы ребята могли спокойно учиться, выполнять свои школьные задания, – чем не повод для благодарной молитвы в Великом посту?

Примеров много, и каждый из них, я считаю, убеждает: есть вещи (и не только в Интернете), которые у нас, христиан, не должны даже именоваться (ср. Еф. 5, 3), от которых нас тошнить должно, а не привлекать наше пристальное внимание – будь то в посту, будь то в скоромные дни. А есть вещи, которые благодаря нынешним технологиям вполне могут помочь нам прославить Бога, помочь ближнему, в конце концов, улыбнуться по-доброму.

Петр Давыдов
www.pravoslavie.ru
24 марта 2021 г.





04.04.2021
Назад