«Молитва — это самое крутое, что может быть»

15 июля 2021 года скончался Петр Мамонов. Ему было 70 лет. Мы вслед за "Фомой" предлагаем перечитать сегодня со светлой памятью об этом великом человеке его яркие цитаты и высказывания о себе, Боге и жизни.

Я, я, я... Да откуда я знаю, кто я?

Я как-то разучился ловко отвечать.

Смотрю иногда свои прошлые интервью, спектакли, ранние песни и думаю: это я? Вроде бы я. А на самом деле, это какой-то другой совсем парень.

Если я гнию, то и Церковь, тело Христово, с моего бока гнилая... Я и плачу по этому поводу, но, видно, плачу неискренне, оставляю себе щелочки лукавые... А Господь все это видит.

У меня, Пети Мамонова, насущные вопросы: как мне сегодня жить, как справиться со своим греховным, насквозь пропитанным пороком существом. Это мне важно!

Это счастье — когда над вами смеются! Клоун — самое почетное звание. Кто такой клоун? Это человек не от мира сего. Я не хочу жить ценностями этого мира, они, скажу на жаргоне, просто перестали меня «тащить».

К сожалению, мой друг, искусство — и это совершенно четко доказано — людей не меняет. Если бы меняло, то мы давно бы в раю жили! Сколько написано прекрасного: и Шекспир, и Пушкин, и Байрон, и Гоголь — все, что хочешь! Ан нет...

Самое страшное — спокойная совесть, это — сон. «У меня все в порядке». Не бывает! Первый признак, что ты на правильном пути — когда видишь грехи свои.

«Молитва — это самое крутое, что может быть», — 25 ярких цитат Петра Мамонова
Фото Павла Смертина

Если я день прожил и никому от этого не было хорошо, значит, я его прожил зря.

Я всю жизнь хотел не просто счастья, не просто удовольствия — я хотел блаженства. Потому что Адам и Ева, как отцы нам говорят, в Раю общались с Богом напрямую, как мы с вами. И вот это было блаженство. И это в генах у каждого из нас сидит. Поэтому героин, водка... это поиск не счастья, а блаженства. И вот я пробовал, пробовал, пробовал и понял, что там его нет. Где же оно есть? Оно где-то должно быть. И вот Бог мне открылся — я начал понемногу получать этот опыт веры. Я просил и получал.

Человек — это луч. Начало есть и нет конца.

Если можешь 100 грамм с друзьями выпить и всё — ну выпей, конечно. Но ты же не можешь, и ты это знаешь. Я так себе говорил. Теперь могу выпить 100 грамм красного сухого вина. Я отношусь к этому как к продукту, как к еде, а не как кайфу. Что случилось? Это Господь поменял.

Страшный суд — это Господь и ты. И никаких сковородок там не будет. Какой ты умер — таким и стоишь перед Иисусом Христом.

У Федора Михайловича Достоевского, при всем моем глубочайшем уважении и любви, очень много хитросплетения помыслов. Вот этого выяснения психологии. За этим его великое сострадание к людям как бы пропадает в тексте. У меня сейчас на первом месте Чехов, Антон Павлович.

Все должны быть святыми. Ну как, должны — кто хочет. Господь же не гонит стадо хлыстом впереди себя. Он идет и зовет — кто хочет, идет с Ним.

Мне невестка говорит: «Петр Николаевич, сейчас по Скайпу можно бесплатно в любую часть мира позвонить!». Не стал ее расстраивать: я могу Творцу Вселенной прямо отсюда сказать: «Господи, помилуй!». Вот что такое молитва. Это крутейшая вещь! Это самое крутое, что может быть.

«Молитва — это самое крутое, что может быть», — 25 ярких цитат Петра Мамонова
Фото Владимира Ештокина

Богу наши добрые поступки не нужны, они нужны нам, чтобы сердце наше научилось любить!

Сказано: «Не мечите бисер перед свиньями». Кажется, что мы бисер — а кто-то — свиньи. Нет! Просто свинье не нужно ожерелье, оно ей колет. Это о несоответствии. Это о том, что с людьми далекими от веры не надо об этом говорить.

У Бога нет меры. Он бесконечен — вот что меня привлекло, как любителя настоящего кайфа, — что нет потолка...Тут можно без конца увеличивать благодать, вот этот свет в себе.

Я — Божье создание.




24.07.2021
Назад