«Вещи я перевозил из Австралии в собственных чемоданах»

О том, что в мире есть Мадагаскар, большинство из нас знают лишь по карте мира да благодаря популярному мультфильму. Мало кому даже из «продвинутых» православных известно, что там есть православная миссия, насчитывающая два десятка священников и одного диакона. Благочинный русских храмов в Новой Зеландии протоиерей Владимир Бойков случайно узнал, что им не хватает облачений, и с благословения местного епископа бросил клич по своей епархии. Ответ не заставил себя ждать…

– Отец Владимир, вы действительно узнали о русской православной миссии на Мадагаскаре через Интернет? И что вы могли бы рассказать о ней?

– Действительно, через Интернет. Лет 10 назад я познакомился с настоятелем храма Святой Троицы на Воробьевых горах в Москве отцом Андреем Новиковым и с отцом Георгием Максимовым. С отцом Андреем мы иногда переписываемся в соцсетях, и я слежу за их служением в Африке. Недавно мне попалось на глаза сообщение отца Андрея о том, как он служит на Мадагаскаре. В городе Антананариву он проводил пастырский семинар со всеми священниками страны и с одним диаконом. У них была общая фотография, где они стоят с крестами, но трое батюшек оказались без подрясников.

Я подумал: а в чем дело, почему священники без подрясников? Немного почитал про Мадагаскар и выяснил, что это самая бедная страна Африки.

Все это было 14 мая, а 2 дня спустя преставился ко Господу наш дорогой Митрополит Иларион (Капрал), Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви. Он очень любил миссионерство, и, думая о нем, я решил, что хорошо бы было помочь в память о нашем владыке – чтобы они за него молились.

Я подумал: в наших приходах есть много облачений и утвари в хорошем состоянии, лежат где-то в ризницах, и мы ими не пользуемся. А здесь есть два десятка священников и один диакон, которым мы можем послужить тем, что передадим необходимые вещи. Написал отцу Андрею, что есть такая идея, он, в свою очередь, получил благословение экзарха митрополита Леонида, и с Божией помощью мы взялись за дело.

О логистике я совсем не думал, о Мадагаскаре знаю только по мультфильму. Просто обратился к правящему архиерею за благословением провести такую акцию: попросить все приходы нашей Австралийско-Новозеландской епархии собрать годные к использованию вещи и отправить их через наш Воскресенский приход в Окленде (Новая Зеландия) на Мадагаскар.

Все эти вещи я перевозил из Австралии в собственных чемоданах. С мая там был уже несколько раз, и на обратном пути покупал себе дополнительное место багажа. Таким образом, каждый раз привозил домой килограммов по 60 вещей для Мадагаскара. У нас в приходе мы их разбираем, и уже отправили две партии багажа – 98 кг и 77 кг. Слава Богу, все в очень хорошем состоянии, мы отложили только один маленький покров для столика, который был порван.

Оба груза уже дошли до места, местные батюшки его открыли и начали пользоваться этими облачениями.

Третий груз я планирую отправить в середине ноября, потому что в Австралии у меня еще остается порядка 120 кг облачений и даже немного утвари. Для того чтобы все это забрать, мне нужно будет туда съездить два-три раза.

Значительную часть затрат на пересылку мы покрыли за счет нашего приходского благотворительного фонда. Идею такого фонда я позаимствовал в соборе Святого Иоанна Предтечи в Вашингтоне, где служил в начале нулевых годов. Там прихожане собирают деньги в такой фонд, и я подумал: как здорово! Спросил у настоятеля, отца Виктора Потапова, куда идут эти средства? Он сказал: на помощь нуждающимся.

Приехав в Новую Зеландию, я сказал своим прихожанам, что у нас тоже будет такой фонд. Пускай у нас своих денег не так уж много, но мы будем тоже собирать средства для нуждающихся. И сейчас как раз он нам очень помог.

– Какие именно вещи вы отправили на Мадагаскар?

– Прежде всего, богослужебные облачения. Мы отправили порядка 30–40 одеяний для священников, диаконов, прислужников, покровы для Престолов и для аналоев, покровцы, алтарные завесы. Большинство из них – ручной работы, наши прихожане делали их с 1950-х по 1980-е годы, когда еще не было ни фабрики в Софрино, ни других аналогичных предприятий в России, готовивших подобные вещи. Некоторые вещи были присланы из того прихода в Австралии, где я рос, – и я их отлично помню. В основном они старые, бывшие в употреблении, но находятся в отличном состоянии, их можно использовать прямо сейчас.

Меня немного беспокоил только один момент. Дело в том, что большинство священников на Мадагаскаре невысокого роста, и эти облачения могли оказаться им велики. Я даже предлагал батюшкам их как-то перешить и при необходимости укоротить. Но они прислали мне фотографии, на которых видно, что все в порядке.

– Какой ответ вы получили с Мадагаскара?

– Батюшки были счастливы. Тем более что сейчас они не могут получать крупные грузы из России, в связи с нынешней политической обстановкой. Политика не является частью моего пастырского служения, а помощь ближнему – это евангельская заповедь. Мне просто хотелось поддержать тех, кто нуждается. Знал бы об этом прежде, стал бы посылать помощь на Мадагаскар раньше.

– А какова была реакция ваших прихожан в Новой Зеландии?

– Они тоже были счастливы. Вся идея создания благотворительного фонда у нас на приходе заключалась в том, чтобы коллективно поддерживать нуждающихся. И, конечно, люди с радостью восприняли новость о такой гуманитарной помощи. В Новой Зеландии мы живем достаточно обособленно и удалены от епархиального центра, который находится в Австралии. Приходская жизнь у нас была непростой с самого начала в 1950-е годы. И даже сейчас, когда уже 30 лет к нам приезжают люди со всего бывшего Советского Союза, наши прихожане понимают, как сложно поддерживать православную веру в такой, пускай и относительной, изоляции. Ведь даже до Австралии не так просто добраться, чтобы повидаться с другими православными. Так что они были рады помочь двум десяткам священников и одному диакону на Мадагаскаре, чтобы те могли продолжать свою православную миссию.

– Вы прочувствовали, чем Русское Православие в Африке отличается от того Православия, к которому мы все привыкли, и в чем они схожи?

– Я пока общаюсь только с двумя священниками из Мадагаскара, и еще не прочувствовал это. Конечно, хотелось бы побывать там, поскольку я вообще люблю и путешествовать, и идею миссионерства. Я загорелся желанием туда поехать и узнать, как там живут православные люди. Пока узнаю об этом только по фотографиям из Интернета и по сообщениям, которые мне отправляют батюшки. Вот сейчас их благочинный, отец Николай, попросил помочь приготовить детей к новому учебному году. Я подумал: чем отправлять какие-то школьные принадлежности, лучше послать им денег, чтобы они сами купили все необходимое.


– Насколько важно для Русской Православной Церкви поддерживать свое присутствие в Африке в целом и на Мадагаскаре, в частности?

– Очень важно помогать, чтобы распространялось Слово Божие. Если смотреть в корень, это и есть дело миссионерства: взять Слово Божие и стараться распространять Его по всему миру. На Мадагаскаре есть определенная необходимость в этом, и мы решили, что нам нужно поработать, подобно доброму самаритянину, посмотреть на нужды наших братьев и послужить им. Получается, что люди из одного маленького уголка мира посылают какую-то помощь в другой маленький уголок мира. И мы постараемся делать это впредь. Ваш покорный слуга только принимает и переправляет дальше то, что собрано в нашей епархии, и я благодарю наших батюшек и прихожан, которые постарались в этом деле. Я отправил благочинному в Мадагаскаре, отцу Николаю, полный список наших священников, чтобы они за них молились. Он мне прислал имена всех их священников и диакона. Мы будем братски молиться друг за друга. Нам же трудно быть православными христианами здесь, на краю света. Им на Мадагаскаре тоже трудно. Конечно, трудности у нас разные, но мы должны подвизаться в них и помогать друг другу

– Вы служили в Австралии, бывали в Китае, теперь служите в Новой Зеландии. С точки зрения Православия все эти страны – экзотика. Что вы чувствуете, когда несете Слово Божие в прямом смысле слова аборигенам, людям, которые, может быть, и не слышали о нем никогда? И есть ли от них какой-то ответ?

– В нашей истории пока рано говорить о какой-то масштабной миссии, связанной именно с аборигенами. В общем-то, я общался только с одним священником в нашей Церкви из числа аборигенов – отцом Серафимом, Царство ему Небесное. Мы часто с ним говорили, что нужно бы и с коренными жителями Новой Зеландии – маори – позаниматься. Он немного делал это в Австралии – там живет немало новозеландцев.

Протоиерей Владимир Бойков

Протоиерей Владимир Бойков

Конечно, этим занимался владыка Иларион (Капрал), который любил открывать в нашей епархии новые приходы и англоязычные миссии. В Новой Зеландии мы стараемся служить нуждам тех коренных жителей, которые приходят к нам. Например, во время пандемии у нас как минимум 10–15 человек заинтересовались Православием. Кому-то это может показаться каплей в море, но для нас это немалое количество. Сейчас мы крестим их по мере готовности – в основном это молодые парни и мужчины постарше, которые ищут духовности и пришли в Православную Церковь через наш русский приход.

В первую очередь наша миссия обращена к нашему же народу – тем, кто уехал из Китая в 1950-е и 1960-е годы, в 1980-е, кто приехал из бывшего Советского Союза, начиная с 1990-х. Конечно, у нас не очень много ресурсов, но мы стараемся служить и русским, и местным прихожанам. Например, после пандемии мы в нашем храме начали служить две вечерни по субботам вместо единственной всенощной: одну на церковно-славянском, а другую на английском языке, потому что у нас появилось много прихожан, которые говорят по-английски. Они все очень набожные, участвуют в службах. Сейчас, во время Успенского поста, мы каждый вечер поем параклисис Божией Матери антифонно, на обоих языках. Получается так, что половина молящихся у нас англоязычные, а другая – русские.

С протоиереем Владимиром Бойковым
беседовал Дмитрий Злодорев
8 сентября 2022 г.

www.pravoslavie.ru





11.09.2022
Назад